Кириакиди Иван Дмитриевич (1940-)

Вход на сайт

17 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.
   Дата последнего изменения: 28 мар 2017 - 19:11

Кириакиди Иван Дмитриевич (1940-) (Греция)


Кириакиди Иван Дмитриевич (1940-) (Греция)

Кириакиди Иван Дмитриевич — художник, книжный график.

Родился Кириакиди И. Д. 9 сентября 1940 года в городе Каспи, Грузинской ССР. С 1960 по 1964 год — учеба в Заочном Народном Университете искусств, Москва. С 1962-1963 — учитель рисования в школе города Талды-Курган, Казахстан, в 1961-1965 — главный художник Театра кукол Талды-Курган. С 1962-1967 — учеба в Полиграфическом институте города Львов, Украина. С 1968-1970 — преподаватель Театрально-Художественного института в Ташкенте, Узбекистан. С 1971-1991 — главный художник издательства им. Г. Гуляма, в Ташкенте. В 1988 году по рекомендации Союза художников СССР представлен на Соискание звания академика Академии Художеств СССР. С 1991 года постоянное место жительства в Греции, Афины. С 1992 года — член Союза Художников Греции, Международной Ассоциации Пластических искусств ЮНЕСКО. Работает в различных творческих техниках: масло, акварель, ксилография, линогравюра, офорт, литография.

Творчество этого художника, с первых его шагов в книжном искусстве привлекло внимание ценителей прекрасного. Изящные, со вкусом и умением сделанные гравюры на дереве вызвали живой интерес. Сразу после выхода одной из первых иллюстрированных И. Кириакиди книг — «Избранного» Амира Хосрова Дехлеви газета «Советская культура» воспроизвела две гравюры, отметив достоинства этой работы молодого тогда графика.

Кириакиди Иван Дмитриевич (1940-) (Греция)

…Ксилографией он увлекся еще в те годы, когда учился во Львове в Украинском полиграфическом институте имени Ивана Федорова. До самозабвения изучал шедевры В. Фаворского и А. Кравченко, М. Пикова и Ф. Константинова. Постигал тайны черно-белой гравюры… Вот что вспоминает сам Кириакиди: «Первая проба штихелем на самшите, «поющем дереве», в стенах института надолго запала в мою память. Дерево не терпит мучительных переделок. Этот его «недостаток» требует от гравера постоянной внутренней собранности». Он хорошо понимал, что «опытный мастер всегда видит конечный результат». И, как говорится, денно и нощно изучал опыт больших мастеров.

Читать далее:

Известный художник и педагог Владимир Овчинников в статье к новому альбому рассматривает серии гравюр И. Кириакиди к некоторым из книг, которые, по его словам, в той или иной степени являются для художника своеобразными вехами творчества. — «Далекая звезда моя» Айбека, «Жажда» Г. Гуляма, «Монолог» Р. Бабаджана. Особое место в творчестве И. Кириакиди занимает работа над оформлением трех томов «Шахнаме» Фирдоуси, для которых он выполнил сотни ксилографий. Этот пятилетний труд — явление, на наш взгляд, уникальное, и, думается, он заслуживает детального разбора и глубокого осмысления.

В статье дан анализ работ последнего времени, свидетельствующих о взлёте мастерства их автора, убеждающих в том, что Кириакиди выработал для себя определенную, только ему присущую манеру». Она проявилась в иллюстрациях к таким произведениям, как «Рубай» Махмуда Пахлавана, сборник пословиц и поговорок «Доброе слово — ключ к сердцу», «Сонеты» Шекспира, «Река жизни» Навои, «Кашмирская песня» Ш. Рашидова, «Поэзия» Абу Али ибн Сины, «Избранное» Федерико Гарсиа Лорки.

Основная часть альбома содержит более 150 иллюстраций, выполненных к 20 книгам. Большая часть этих изданий отмечена дипломами Всесоюзного и межреспубликанского конкурсов «Искусство книги». Почти все гравюры (за весьма редким исключением) отпечатаны в альбоме с авторских досок.

Ивану Кириакиди» недавно исполнилось 40 лет, так что всё сожданное позволяет ожидать еще более крупных творческих свершений. Но главное — постижение тайн подлинного мастерства — состоялось. И уже сегодня ясно, что графика Узбекистана, где он трудится вот уже около полутора десятилетий, обрела в нем талантливого, зрелого художника книги.

В заключение хотелось бы отметить, что со многими книжными работами Ивана Кириакиди читатели нашей газеты знакомились сразу вслед за их выходом в свет (а иногда и накануне). Об этом, кстати, свидетельствует и помещенная в конце альбома библиография, хотя, к сожалению, в ней указаны не все публикации.

Яков Бейлинсон.

Вечный пилигрим, питомец добродетельных муз

Биография Ивана Дмитриевича Кириакиди — живой образец того подлинного, непоказного интернационализма, которым славилась еще недавно наша Родина. Судите сами. Сын грека-понтийца из Турции и русской матери, уроженки Белгородской области, он родился в грузинском городке Каспи, получил специальность художника-графика в Украинском полиграфическом институте имени Ивана Федорова во Львове, работал главным художником в театре кукол в Талды-Кургане (Казахстан), в Ташкенте преподавал книжный рисунок в институте и был одновременно главным художником издательства имени Г. Гуляма. С 1991 года живет в Греции. Участвовал в 300 выставках во многих странах мира. Его произведения хранятся в музеях и частных собраниях России и Греции, Китая и Турции, США и Мексики, Узбекистана и Польши.

Читать далее:

Первые три книги стихов Ивана Кириакиди были выпущены в Вологде. А после отъезда в Грецию там нашелся меценат, взявший на себя издание книг стихов Ивана Кириакиди. Это и в самом деле подвиг в наше сугубо прагматическое время, когда традиционная книга вытесняется различными новейшими технологиями, а стихи читаются лишь немногими чудаками. И тем не менее издательство по искусству "ИСТРОС" Георгиса Костопулоса выпустило три книги Ивана Кириакиди. И при этом не на греческом, а на русском языке. А недавно — и четвертую (а в целом — седьмую) — "Исповедь свечи", включившую лучшие 150 стихотворений из предыдущих книг — "Беспризорный вопрос", "Посвящение птицам", "Экологические элегии", "Континент эмигрантов", "Голубая лисица" и др. и пьесу "Покаяние пилигрима". Но презентация ее прошла не в Афинах, а в Москве на вечере в Музее экслибриса и миниатюрной книги Международного союза книголюбов.

Поэзия Ивана Кириакиди не из легких, необходимо вникать в глубину философской мысли автора. Его стихи — это глубокие раздумья о смысле бытия, о вечных человеческих ценностях. Он путешествует во времени в поисках гармонии и смысла человеческого существования, стремясь соприкоснуться с прошлым, настоящим и будущим, вникая в вечные тайны непознанных истин. Вот образцы его лирики:
"Я не могу понять,/ что раньше умирает:/чувства, тело, крылья, разум?.. /Как умирает карандаш, /рисуя тонким сердцем/портрет любви./Как тает тело свечки, отдав себя/во власть зороастрийскому тотему./Как исчезает кровь чернил/под вдохновением поэта,/переливаясь в лирику/интеллигентности дождя".

Или:
"Мы состоим из многодетных слов/и малорослых мыслей,/и времени трущоб, /и крокодильих слез.../Я замок построил/и замок разрушил/и перепутал дни, не годы... /Шел дождь в начале века, /но влаги не хватило/колодцу моему/и не хватило саду./Шел дождь,/но никуда я не дошел - /ни до колодца,/ни до сада".

Внешне в стихах Ивана Кириатиди отсутствует рифма. "Я не против рифмованных строк, но они уводят в иную энергетику", — говорит поэт. На деле рифмы растворены в самой фактуре стихов в скрытых аллитерациях и загадочных метафорах, пронизывающих текст.

Зрительный ряд книги складывается из ксилогравюр, сделанных им к изданиям произведений Данте, Шекспира, Гете, Лорки, Дехлеви, Авиценны, Фирдоуси, Навои, классиков испанской поэзии. Они настраивают читателя на высокий поэтический лад и помогают войти в мир образов философской лирики автора.

"Крылья моего пешего путешествия по жизни сплетены разноцветьем культурных традиций островков светящихся на планете Земля, — пишет поэт в своего рода предисловии на внутреннем клапане суперобложки. — Освященный русским духом, вдохновленный искусством, поэзией многих стран и эпох, ощущаю себя вечным пилигримом с благодарным грузом прошлых испытаний и скромной надеждой и в будущем на благосклонность добродетельных муз".

Олег ТОРЧИНСКИЙ. 21.01.2015

МАСТЕР КСИЛОГРАФИИ

Творческий путь Ивана Кириакиди окончательно определился на последних курсах Украинского полиграфического института имени Ивана Фёдорова во Львове, когда он начал постигать тонкости гравюры на дереве. Уже в дипломной работе Ивана Кириакиди - цикл станковых гравюр о подвижнической жизни Первопечатника Ивана Фёдорова - просматривались ростки создания самобытного стиля в ксилографии.. На студенческой скамье определилось и главное призвание художника - книжная графика. И хотя в дальнейшем Иван Кириакиди ярко проявил себя как незаурядный станковист и живописец, его имя прославили уникальные книжные иллюстрации.

Читать далее:

На примере творческой судьбы Ивана Кириакиди видно, как важно своевременно оказаться в нужном месте в нужное время. Именно в Ташкенте художник получил все условия для реализации своего призвания художника книги. Здесь он создал свои замечательные иллюстрации не только к шедеврам поэтов Востока, но и многих стран Европы.

В те годы определилось и особое пристрастие Ивана Кириакиди к философским произведениям. Художник почувствовал, что именно ксилография даёт ему прекрасную возможность воплощать философскую глубину и неисчерпаемость поэтического слова. Поиски гармоничного созвучия образного строя литературного произведения и уникальной пластической выразительности ксилографии стали определять его творческий процесс. Всё это постепенно создавало мощный фундамент для свершения настоящего творческого подвига.

В 1975 году Иван Кириакиди приступил к созданию иллюстраций в легендарной поэме Абулькасима Фирдоуси "Шахнаме". Над оформлением этого миниатюрного трёхтомника художник работал пять лет, выгравировав 200 поразительных по красоте и техническому совершенству иллюстраций. Они не только создали небывалый пластический образ великой эпопеи, но и значительно обогатили и расширили ее художественные горизонты. Иван Кириакиди выступил полноправным соавтором гениального поэта, творившего на рубеже X - XI веков.

Художник книги Иван Кириакиди в своём творческом поиске избрал сложный путь, связанный с философско-аллегорическим прочтением литературного произведения. В его книжных иллюстрациях ощутимо влияние античного искусства. Художника увлекает не только классическая красота, пластика и гармония, но и экспрессия, ощущаемая в особой статике древнего искусства. В тонких гравюрах художника четкие и певучие линии, изящно и изысканно моделируя форму, словно парят в воздухе, создавая иллюзию нескончаемого сияния серебристой гаммы. Техническая сторона никогда не превалирует даже в самых совершенных композициях мастера, ибо никогда не является самоцелью. Техника исполнения такова, что её просто на замечаешь.

Порой кажется, что творческий процесс на доске происходит импровизационно. Но это всегда касается частностей, внезапных догадок и озарений, обогащающих произведение, а в остальном виден яркий отпечаток огромной интеллектуальной работы уже на стадии создания рисунка и композиции. Ясность формы каждой иллюстрации говорит о том, что художник берет в руки штихель, когда им разработан каждый сюжет до мельчайших деталей и воплощен в самодостаточном рисунке.

В 1978 году Иван Кириакиди создал замечательный цикл иллюстраций к "Сонетам" Уильяма Шекспира. Он создал гравюры в виде своеобразных медальонов. Этот художественный приём придал гравюрам особую стилистику и они смотрятся, словно были созданы в эпоху Шекспира. Большой творческой удачей художника стал портрет Шекспира. Иван Кириакиди создал психологически насыщенный образ и передал в нём напряжённость размышлений поэта, глубокого знатока жизни человеческого духа. Этот портрет обогатил иконографию великого драматурга.

К творчеству Данте Алигьери Иван Кириакиди прикоснулся лишь слегка, выгравировав три иллюстрации к "Божественной Комедии", но эти монументальные миниатюры производят большое впечатление.

Этапными для Ивана Кириакиди были иллюстрации к "Фаусту" Гёте, к испанской классике, включая замечательный цикл к произведениям Гарсиа Лорки. Амплитуда охвата мировой литературы всех времён и народов в творчестве Ивана Кириакиди поражает размахом и разнообразием.

В прикнижной графике Иван Кириакиди свой стиль нашёл не сразу. Его первые экслибрисы были заурядные. И только выгравировав знаки на имя известного поэта Яниса Рицоса, Иван Кириакиди начал активно вырабатывать свой особый стиль и в искусстве экслибриса. В прошлом веке он выгравировал чуть больше сорока книжных знаков. Они давно стали классикой искусства экслибриса.

Новая страница в прикнижной графике Ивана Кириакиди открылась в Греции, где теперь живёт художник. Его работу над созданием новых экслибрисов стимулируют не только библиофилы и коллекционеры родины предков, но и многочисленные друзья из других стран. Большая заслуга в этом принадлежит Якову Исааковичу Бердичевскому. Именно этот подвижник и историк экслибрисного движения нашего времени активно способствует не только созданию новых экслибрисов, но и расширению технических воплощений работ художника в прикнижной графике. Так, Иван Кириакиди начал работать в офорте и в смешанной технике. Это так обогатило палитру художника, открыв новые грани его незаурядного таланта. Недавно Я.И. Бердичевский выпустил в свет малоформатное издание "Книжные знаки И.Д. Кириакиди", порадовавшее коллекционеров и ценителей творчества большого мастера.

Для первой персональной выставки Ивана Дмитриевича Кириакиди в московском Музее экслибриса Международного Союза книголюбов мы собрали наиболее характерные книжные иллюстрации художника и основной блок его экслибрисов, включая несколько новых работ, которые на этом вернисаже будут представлены впервые.

В экспозицию выставки мы включили и ряд станковых листов мастера. Они раздвинут рамки представления о многогранном творчестве Ивана Дмитриевича Кириакиди.

Посетители выставки "Иван Кириакиди. «Контуры судьбы художника». Книжная графика. Экслибрисы" смогут открыть для себя ещё одну грань дарования большого художника. К вернисажу в Москве подготовлен первый сборник стихотворений и поэм Ивана Кириакиди "Покаяние пилигрима" с иллюстрациями художника. Книга выпущена в вологодской серии «Лики лирики».

В.М. Бакуменко

Список книг с иллюстрациями И.Д. Кириакиди:

    1980
  • Овчинников, В.С. Иван Кириакиди. Книжная графика (ил. Кириакиди, И.Д.). Ташкент, Издательство литературы и искусства имени Гафура Гуляма,1980, 188 с.
    1990
  • Барто, А.Л. Твои стихи. Сенинг шеърларинг (на рус. и узб. яз.) (ил. Кириакиди, И.Д.). Ташкент, Издательство ЦК Компартии Узбекистана, 1990, 304 с.
    2007
  • Кириакиди, И.Д. Покаяние пилигрима. Стихи (ил. Кириакиди, И.Д.). Сер.: Лики лирики. Вологда, Евстолий, 2007, 258 с.

Награды:

  • 2016. Германский международный литературный конкурс русско-язычных авторов «Лучшая книга года». Поэзия, 3 место — за книгу «Исповедь свечи» (Афины, ИСТРОС).

Выставки:

Участвовал в 300 выставках во многих странах мира.
  • 2008. Московский Музей экслибриса Международного Союза книголюбов — «Иван Кириакиди. «Контуры судьбы художника». Книжная графика. Экслибрисы». На выставке представлено около 200 работ разного периода из коллекции В.М. Бакуменко.

Литература:

  • Книжная графика и экслибрисы / Иван Кириакиди. М., 2008.

Обложки книг с иллюстрациями И.Д. Кириакиди:

Овчинников, В.С. Иван Кириакиди. Книжная графика (ил. Кириакиди, И.Д.). Ташкент, Издательство литературы и искусства имени Гафура Гуляма,1980 Овчинников, В.С. Иван Кириакиди. Книжная графика (ил. Кириакиди, И.Д.). Ташкент, Издательство литературы и искусства имени Гафура Гуляма,1980 Барто, А.Л. Твои стихи. Сенинг шеърларинг (на рус. и узб. яз.) (ил. Кириакиди, И.Д.). Ташкент, Издательство ЦК Компартии Узбекистана, 1990


Работы:

Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д.

Смотреть далее:
Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д. Работа Кириакиди И.Д.

Автор обложек книг, без внутренних иллюстраций И.Д. Кириакиди:


Художники на букву: